Закон торжествует. И это закон?

Реформа законодательства и судебной системы. Чиновник и закон. Закон и порядок. Суд и  справедливость.

Юристы и закон

Юристы любят повторять известное выражение Dura lex, sed lex, что означает: «закон суров, это закон»
При этом, юристы призывают с истовым фанатизмом и даже какой- то гордостью, наc, граждан, придушить в себе все чувства справедливости и исполнять закон, каким бы он ни был гнусным и непотребным.

Для граждан, не слишком утомленных академией права или иным юридическим образованием или его суррогатами, приведенное латинское выражение, в первой части может показаться немного ругательным, особенно для тех, кто любит творчество известного сатирика Михаила Задорнова. Как известно, Задорнов часто высказывается о том, что многие европейские выражения происходят из русского языка, как самого древнего на Земле.
Вот и здесь напрашивается иное истолкование этого популярного выражения, так сказать, на русский манер. Что в прямом толковании было бы уместно понимать как «дурной закон. это закон»
А что же тогда не дурной закон? Это вопрос.
Полагаю, на этот вопрос ожидать ответа от юристов бесполезно. Придется, как образно выразился Владимир Путин, сначала пересадить им голову.
Поэтому, порассуждаем без юридических изысков.
Наша система правосудия зашла в тупик. Попытки провести реформу судебной системы полностью провалились. Даже длительные усилия с целью привести к единообразию два основных процессуальных кодекса, арбитражный и гражданский, не привели ни к чему. Юристы и думские дьяки не смогли написать равнозначные кодексы, хотя речь идет о единой судебной системе. Получается, что в нашей стране две судебные системы и два судебных закона, хотя право едино и закон, есть закон.
Повышение статуса судей и уровня их оплаты также не привели к снижению мздоимства и зависимости судей от интересов спорящих сторон и заказов власти. Как говорится: «сколько волка не корми, все в лес смотрит».
Независимость судей, о которой так долго твердили нам, не состоялась. Уж слишком эта черная братия напоминает представителей одной древней профессии.
Погоня за количеством законов, чтобы догнать и перегнать «цивилизованный» мир и восполнить пробелы «варварского» прошлого привели к полной анархии в экономике и общественной жизни, поскольку уже не только рядовой гражданин, но и просвещенный в праве хозяйственник, не успевают просто отслеживать изменение в законодательстве, даже не смотря на развитие интернета. Надо не только найти, но и прочитать и осмыслить содеянное «братством садового кольца».
Посмотрите на Налоговый кодекс. Это закон первого уровня. Но одного взгляда на текст закона в любой правовой системе, содержащей все его изменения по настоящий момент, покажет читателю, что это не только не закон, это скорее инструкция какого- нибудь завхоза самодура, больного на голову.
Так часто менять нормы регулирующие основные стороны финансовой и хозяйственной жизни может только сумасшедший, не будем уточнять диагноз.
Германское хозяйственное право существует с 1949 года и прогресс Германии в послевоенные годы, в немалой степени, зависел именно от стабильности правовой системы в сфере хозяйственной деятельности.

Что немцу хорошо, русскому плохо.

В Советском союзе, кто еще помнит, была простая инструкция о порядке отнесения затрат на себестоимость, которую знали не только бухгалтеры, но все руководители предприятий.
Это позволяло говорить на одном языке и планировать деятельность предприятия.
В первое время, после введения в СССР Закона о кооперации, вся налоговая отчетность кооператива составляла несколько страниц простой формы, которую также мог заполнить любой не слишком продвинутый в экономике предприниматель, даже гастарбайтер, плохо знающий русский язык.
А теперь, вы уверены, что ваш бухгалтер правильно заполнил все бесчисленные и постоянно меняющиеся формы отчетности?
И это относится не только к коммерческим предприятиям, но и к общественным организациям и партиям. Кому это выгодно, не трудно догадаться.
Государство держит нас за заложников системы, поскольку в любой момент вы можете оказаться нарушителем какого-то закона, который вчера изменили, а вы не успели его прочитать, поэтому, виноваты. а далее- закон суров…
Это делается по отношению к своему народу и своим предпринимателям, политическим деятелям и пр. Возникает вопрос-зачем?
Я уже не говорю о затейниках из службы судебных приставов, которые пытаются поразить нас своим креативом по части придумывания способов отлавливания должников, не взирая ни на какие законы и права, прописанные в Конституции.
Это трудно назвать созданием комфортной среды для бизнеса или общественной деятельности, скорее это похоже на глумление системы торжествующего бюрократа над здравым смыслом и человечностью.
Мы живем в оккупированной стране или как?
Государство, в лице своих чиновников, создало систему удобную для себя, при том что мы всегда виноваты и должны, а чиновники всегда правы и имеют.
Кто спорил с госорганами в судах по- крупному. скажет что это так.

Что происходит с законами в России.

Мне все больше кажется, что правовая система потеряла ориентацию и несется по инерции куда- то со страшной скоростью, не понимая, что за этим последует крах.
Власть утратила контроль за ситуацией и не может остановить этот правовой беспредел коррумпированной бюрократии и судейской братии.
И в этой ситуации особый смысл приобретает заклинание юристов в виде приведенного в начале выражения о суровости закона. Все больше проявляется его русская составляющая, а именно, ощущение неисправимой глупости или дурости системы, которая и есть закон в их понимании.
Указанное выражение родилось в те времена, когда возникающему классу правителей потребовалось иное средства для управления народом, вместо существовавшего ранее.
Какое средство было до этого известно из истории. Это было правосудие, основанное на чести и достоинстве, справедливости и нравственных традициях народов, знавших высшую мудрость, переданную из глубины веков. Старая русская система правосудия называлась «Русская правда», а не закон. Я, конечно, имею ввиду славяно-арийские традиции, а не другие системы права.
Что стало вместо нее. тоже известно, это торжество дурости, под видом сурового закона, который даже не может привести ничего в оправдание своей суровости, кроме выражения -это закон
Вспоминается одна реклама, где после неоднократного повторения названия фирмы Х следует аналогичное, многозначащее по замыслу авторов, выражение- потому что Х. И все. Вероятно, предполагается, что для дебилов этого достаточно, потому что достаточно.
Логика оккупантов или плохой казармы: п1.-начальник всегда прав, п.2.- если начальник не прав, -смотри п.1. Потому, что начальник!
Что бы нам не говорили про демократию, права человека и прочую лабуду, повседневная реальность сразу ставит все на свои места. Каждый миг, каждый день нашей жизни мы видим торжество их закона, его глупость и невежество и то, кому это выгодно.
Не случайно новые русские так любят слово «Лекс», а особенно «Лексус». А с прокурорскими номерами или, на худой конец, с судейскими, особенно, драйв в кайф. Когда все в пробке, а ты на крутой тачке, с такими номерами, через двойную сплошную и по встречной- быдло расступись, закон едет. Или, знай наших, закон суров! Но не для всех.
Кто видел такую картину? Каждый день по несколько раз, повсеместно.
Так для кого суров закон, и для кого он дурной, не трудно догадаться.
Наивные люди с интеллектом цыпленка полагают, что когда начнется заваруха, вызванная глупостью и агрессивностью их бестолкового режима, который загнал людей в скотское состояние, эти крутые тачки останутся в неприкосновенности, наверное, от их сурового вида или трех магических букв на номерах.
Полагаю, что на эти три буквы у русского человека найдутся другие, еще более магические три буквы, и он с удовольствием исполнит то, что нам показали события во Франции, Англии и других «цивилизованных» странах. Я уже не говорю про всякие там Египты, Ливии и т.п
Когда представители древней профессии или клана будут тихо догорать в своем авто или особняке, с грустью вспоминая былые дни и величие своего закона, им кто-то громко крикнет из ветвей их любимое выражение: Dura lex, которое придется понимать во всех его смыслах.

Вячеслав Трофимов